СКЛОНЫ ЗАПАДНОГО ТЯНЬ-ШАНЯ 2004

Ну вот, по прошествии нескольких дней после возвращения со склонов западного Тянь-Шаня стало понятно, что пора писать репорт. Мысли по поводу отчета неоднозначные - с одной стороны, хочется поделиться опытом и впечатлениями, с другой, если место станет таким же популярным, как Приэльбрусье, то огромная часть его обаяния может кануть в лету.

Первые мысли по поводу Узбекистана возникли осенью, к концу января начали предприниматься первые конкретные шаги. Оказалось, что информации (в интернете) крайне мало, и представить, что тебя ожидает, по этим отрывочным сведениям будет крайне сложно. Доходило до курьезов – в гости зашла подруга жены, горнолыжница с фамилией Семенова Тянь-Шаньская (собственно какая-то пра…внучка), узнав, что собираюсь в Узбекистан, поинтересовалась что там за горы. «Ну… горы там, с позволения сказать, Тянь-Шаньские…». Бывавших там лично встретить не удалось, но «со слов», отзывы были весьма восторженные. По отрывкам удалось собрать «презентационный пакет» для ряда товарищей, коих подразумевалось подбить на данное путешествие. Особо выразительны выглядели фото с heliboarding.ru. Ряд товарищей вписался, начал усиленно думать, но когда дело дошло до бронирования билетов, товарищ остался один, и тот американский. Тут начало везти – через интернет обнаружилась вторая группа, весьма многочисленная, которая собиралась в это же время, и мы попросту присоединились к ним. Организацией занимался Иван, за что ему большой респект – ряд вопросов отпал сразу. Пришлось попотеть с визой для американца, так как сроки поджимали, пришлось даже пообщаться по телефону с господином послом в Москве. Визу сделали за 3 дня и 150 соответственно американских рублей.

Незадолго до отлета пришло печальное известие – лавиной накрыло одного из старейших тамошних инструкторов, Сашу Чепикова, который был как раз с группой хелибординг клуба. По рассказам, он проверял спуск перед группой, сорвал лавину, начал уходить, но лыжа отщелкнулась на камне. Откопали очень быстро, но было уже поздно. Поскольку в наших планах было аналогичное мероприятие, было немножко тревожно.

Билеты Питер-Ташкент-Питер на узбекских авиалиниях обошлись в около 350 долларов, это вроде как со скидками. Банда набралась приличная – 10 человек, из них трое на лыжах. В аэропорту встретили еще одну питерскую команду, из Триала - еще пять человек на досках, включая одну девушку. Собственно в аэропорту начались первые восточные тонкости, о которых уже были предупреждены. После того, как я закинул свой чехол с матчастью и шмотками на весы на регистрации, девушка вписала в билет цифру 16 и чехол уехал в недра аэропорта. После чего девушка сообщила - идите в кассу оплачивать 16 кг негабарита, и тогда дам посадочный. «Верните чехол, я вытащу шмотки и оставлю только доску». Понятно, что этого ни я, ни они делать уже не будут, но повод хороший. «А сколько доска весит?» «Ну, килограмма два». В итоге переговоров в билете цифра 16 была преобразована в цифру 2 и была оплачена в размере 4 долларов. Ребята из другой группы ломанулись первыми, и их развели вроде как на 2000 руб на всех. Впоследствии оказалось, что затарились они капитально – вплоть до утюгов для скользяка… Наши же уже платили по таксе 2 кг с чехла. Кстати, в Ташкенте на обратный рейс никаких вымогательств уже не было.

В самолете у Тёмы наступил День Рождения, празднование которого и продолжалось весь полет при помощи нескольких бутылок red label, заблаговременно приобретенных в дъютике. В аэропорту Ташкента Тема был уже никакой. Вроде даже и не хулиганил особо, как тут же подвалила пара в штатском, и похоже, он мог нарваться на неприятности. Вообще, Узбекистан - страна достаточно строгих нравов (верней, законов), и вести себя лучше тихо в публичных местах.

Рейс удобный – вылет около 11 вечера, приземление уже утром, часов в 6 по местному. Перелет около 4.5 часов, + 2 часа разницы, и утренний Ташкент встретил солнышком. В аэропорту встречал Володя из AsiaRaft с двумя микроавтобусами. Трансфер входил в 150 долларов, которые были заплачены за жилье. Ребят из второй группы развели вторично – они заплатили 150 долларов за микроавтобус в один конец. При желании, можно сторговаться было за пятнадцать (почувствуйте разницу!). До Чимгана от Ташкента около 90 км, ехать почти два часа. Поселились в достаточно милых коттеджах на 4 человека, самое пафосное жилье в Чимгане. Рядом стоит 9-этажная гостиница с советских времен, где номер на двоих стоит вроде около 10. Доллары поменял на местные хозяин гостиницы. Сумы были притащены в большой сумке, 150 долларов образовали три достаточно увесистые пачки. Курс 1 к тысяче, считать очень удобно. Почему-то рубли и евро не в почете, везти лучше только доллары.

Катание. Как всегда, со снегом не повезло. Его было мало, последний снегопад прошел неделю назад, и ранняя весна с хорошей плюсовой температурой и ярким солнцем потихоньку изводила снег внизу. Склоны Чимгана выглядели непрезентабельно, на солнышке блестел лед. Хоть до склона от коттеджа рукой подать, кататься решили на Бельдерсае, это около 4 км и 1 доллар с носа за машину. Первая очередь – креселка на двоих, едет около 25 минут, внизу арчовые леса и яблоневые сады, ручьи уже журчат. К концу подъема начался туман. Вторая очередь, весьма бодрая швабра, была уже вся как в молоке. И вот мы на подъемнике. Видимость нулевая, следующей опоры уже не видно. Нас сразу предупредили, чтоб от опор далеко не отъезжать, да и как-то не особо хотелось. Ориентировались на музыку у подъемника. Глубокий и мягкий снег, кроме нас на горе – еще пару человек. Откатав, вниз решили спуститься по нижней трассе. Мы уже познакомились с одним из местных инструкторов, отличным перцем по имени Суфуджин, он и показывал основную трассу. Передвигались с остановками, чтобы никого не потерять, на некоторых участках (максимальный уклон на трассе больше 50 градусов) приходилось буквально соскребываться со склона. Вспоминались какие то цитаты из описаний трассы для спортсменов-слаломщиков – «на этом участке ваша скорость достигает уже 120 км/ч…» Ну-ну. Учитывая, что длина трассы свыше 3 км, а «хорошее» время прохождения около двух минут, средняя скорость получается около 90 км/ч. Нам до таких чудес еще далеко… Особенно в тумане и в первый раз. Трасса при этом считается красной, с черными участками.
На следующий (и все последующие дни) светило яркое узбекское солнце, и горы преобразились. Когда увидели вторую очередь при солнечном свете, собственно гребень горы Кумбель, с удивлением обнаружили большие поля слева и справа от подъемника. С весьма интересным и разнообразым рельефом и нераскатанными участками. Было забавно смотреть, как еще вчера мы не отползали дальше 100 метров от опор. Теперь, уходя траверсами по вершине, выходили на целинные поля, кулуарчики, наддувы… Можно пройти пешком метров 200 по гребню, и спускаться от метеостанции. Там вообще почти всегда целина. Вот так преимущественно и катались на второй очереди. Иногда спускались вниз по первой очереде, основной трассе, где снег был достаточно жесткий и укатанный, ближе к концу трассы начинались проталины, последние метров 200 нужно было идти пешком. Впрочем, там тоже обнаружились нераскатанные участки, проходящие через яблоневые сады и прочие живописные места…

Кажущаяся безмятежность на Бельдерсае весьма обманчива, прямо на подъеме на второй очереди проезжаешь памятник двум питерским ребятам, которых накрыло в одном из кулуаров рядом с подъемником пару лет назад. Чего уж там говорить о бэккантри… В общем, нужно иметь голову на плечах, знать основные принципы безопасности и уважительно относиться к горам.

Цены на подъемники: по будням первая очередь – 0.8 доллара, вторая – 0.3. По выходным – 1 и 0,5 соответственно. Очередей нет в принципе. Никаких. Выкатать в день больше 10 долларов – настоящий подвиг. Под опорами первой очереди ползают автоматчики, охраняют какую-то то ли дачу, то ли гостиницу для местных баев. Стреляли (просили) сигареты. Ну как тут откажешь…

Вообще, Бельдерсай был раскаткой перед тем, за чем собственно и приехали – хелибордингом (или хелиски, чтобы быть политкорректным). С вертолетом, который базируется в Чимгане, договаривались из Питера. Вроде было забронировано два дня, но гарантий 100% не было. Этот вертолет активно используется русским хелибординг клубом (о чем свидетельствует соответствующий логотип на борту), и вроде как он достаточно плотно занят. После нас в очереди стояла швейцарская группа, потом – японская (и откуда они там берутся?) Но все срослось, хотя и пришлось приложить дополнительные усилия на месте. Для всех нас это был первый подобный экспириенс, ждали чуда. В первый день была запланирована пробная раскатка – высадки сначала на гребень и затем вершину Большого Чимгана. Ощущения от первого полета описать очень сложно – смесь эйфории, страха, возбуждения. Наверно, это и есть адреналин. Очень вставляет сама высадка – вертолет зависает в метре от снега, и быстро-быстро выпрыгиваешь, отползаешь, лежишь, втиснувшись в снег и обнимая (чтобы не улетела) снарягу. Ветром от винтов втискивает в снег, крошки снега царапают щеки, грохот оглушительный. И также же неожиданно и быстро вертолет отходит в сторону, снежная буря исчезает, и наступает неожиданная тишина. Встаешь, оглядываешься. Другое измерение. Где-то внизу лежит поселок. Первый пошел! Идем по контрфорсу, вот она – целина. Где-то на середине спуска счастье заканчивается – начинается наст, узкие кулуары, с горой приходится уже бороться. И вот мы уже внизу. Кто-то отправляется на повторные подъемы на вершину Чимгана, кто-то, в том числе и я, решает продолжить день на Бельдерсае. На первом же спуске умудрился потянуть немного связку голеностопа, с непривычки поймал носом доски снег и доска просто воткнулась в склон по самые крепления, пришлось сделать кульбит. Ногу естественно хорошо дернуло. Хорошо, у ребят нашелся фиксатор голеностопа, помогло хорошо, через пару дней все прошло.

На следующий день нас ждало главное приключение – полет в «район», за 100 км, где уже ни деревень, ни дорог, а только ледники, снежные вершины, и целинные поля. Полетели не все. Наверное, зря. Кроме нас была команда из Екатеринбурга, вроде пару человек из Москвы. Один из Москвы был точно – ему не хватало денег, заняли 100 баксов, после чего сфотографировали фас и профиль и вручили бипер. Заброску осуществляли в две ходки, назад почему то втиснулись в одну. Мой американский товарищ Джеф все интересовался, какая загрузка у вертолета, видимо, переживал. Путь в район около 20 минут лета, под нами – заснеженные вершины. Пролетели какие то разбомбленные строения, где вроде несколько лет назад высадились афганские моджахеды (ваххабиты) и их пришлось бомбить… Внизу – десятки следов сошедших лавин. Заход на вершину, высадка. Вертолет улетает ждать вниз. Ощущение нереальности. Лавинщик дает добро, типа опасности никакой, склоны лежат плотно. До вертолета – километра 4 по прямой. Перепад наверно чуть больше километра. Поехали... Белоснежный пушистый океан. Эти ощущения словами передать невозможно, поэтому и пытаться не буду. Поднимались четыре раза, пробуя разные склоны. На спусках приходилось отдыхать, ближе к концу начинался наст, и ноги забивались. В конце спуска – насквозь мокрый. Хорошо, на солнце быстро высыхаешь.

Джеф потом сказал, что это было лучшее катание в его жизни, а катает он уже 30 лет, из них 15 на борде. Можно верить.

Первый хелибординг experience отмечали в кафе у склона Чимгана, где на бобинном магнитофоне (!) играл Led Zeppelin. Ощущения не то что 90-х, скорей 80-х.

Матчасть. Очень приветствуется наличие медстраховки, лавинных лопат и щупов, а также собственных биперов. Биперы давали, но хватило только половине народа. Без оного чувствуешь себя несколько ущербно. Я взял с собой пару раций I-Com, но толку от них было мало – настроить на частоту с другими рациями не удалось, да и слабоваты оказались. Шлемы – были у 13 человек из 15. Вещь безусловно полезная. Как ремень в машине. Я лично свой обновил. На больших пространствах скорость вообще не чувствуется, только когда снимешь маску и глаза начинают слезиться от ветра (при полном штиле) понимаешь, что скорость у тебя – 60, 70, 80 или еще больше километров в час.

Меня несколько напрягали разговоры про ненадежность в горах и целине в частности степ-инов, что теперь я могу авторитетно опровергнуть. С моими Drake Switch F-300 проблем не было никаких - снегом не забивались, не замерзали. Встегивался (вщелкивался) не дольше остальных.

Вообще, кататься я старался осторожно, что вызвано состоявшейся в мае прошлого года после возвращения из Кировска операцией на позвоночнике. Из- за грыжи диска у меня практически отнялась нога, больше месяца передвигался исключительно по-мересьевски, стиснув зубы от болей. После операции долго восстанавливался, сидеть начал только в августе. Сезон открыл только в конце января, страшновато было. Вроде раскатался в Питере, «но осадочек-то остался».

На выходные в Чимган съезжаются «новые узбеки» с весьма специфичной снарягой, так называемыми матами, выглядящами как большой мусорный мешок с веревкой. Они изрядно прикладываются к «Узбекскому Стандарту» (1200 сум поллитра), и после этого выползают на склон. Их пытаются гонять со склонов, объявляя по громкой связи, что склоны мол предназначены для горнолыжных соревнований, но помогает мало. Говорят, иногда их затаскивают на гору на лошадях (судя по большому количеству вечно тусующихся внизу всадников, звучит правдоподобно).

Несколько лет назад на Чимгане был ратрак, и склоны готовились. Потом ратрак был продан, кажется, в соседний Казахстан. Говорят, что Бельдерсай хочет прибрать дочка Каримова, возможно, инфраструктура после этого претерпит какие то изменения. Сейчас все это хозяйство принадлежит вроде как государству, и попыток сделать из этого бизнес пока не наблюдалось. Так, все идет своим чередом, как течет река…

Сноуборд здесь все еще вещь диковинная – несколько раз (в том числе и на подъемнике!) подходили местные и совершенно искренне интересовались, что это за агрегат такой и как на нем ездить можно. Хотя сноубордисты местные имеются. Мы познакомились с двумя ташкентскими, зажигают на склоне очень неплохо. Они даже вписались в нашу группу в «район», чему были безмерно счастливы, поскольку это был их первый опыт тоже – вписаться в незнакомую группу (особенно буржуйскую) шансов мало, а пилить борт на двоих – весьма и весьма и весьма накладно. Они рассказали, что в Ташкенте (считай, во всем Узбекистане) около 30 сноубордистов, катающихся – около 10. Ессно, никаких магазинов и проч.

Еда. Это отдельная история. Отъелись по полной. Готовят везде и всегда. Шашлыки, плов, лагман, шурпа и проч. Стоит копейки. Шашлыки от 400 сум (11 рублей). Нам предложили купить сразу барана целиком за 70 долларов, и из получившихся 30 кг свежего мяса нам и будут готовить всякие яства. Мы так и поступили. За бараном отправился Иван. Назад пришел возбужденный. Барана привезли в багажнике Нексии. Живого. Ивану дали нож и сказали что это типа почетная обязанность. Помолились (насчет Ивана не знаю:), и баран был Иваном собственноручно зарезан. Потом еще голову сварили и торжественно принесли. Барана хватило надолго. Впрочем, лучше бы мы его не покупали – получилась привязка к одной кухне, да и съесть его полностью так и не удалось. Покупали местный коньяк 15-летней (???) выдержки за 4-5 баксов. Пить можно.

Была еще баня (дорого, вроде 40 баксов за два часа), визит на дискотеку в гостиницу (1 доллар) – умора полная. И много еще чего, о чем в репорте писать не буду. Со всеми нетрадиционными просьбами можно обращаться к замдиректору гостиницы (у коттеджей) Андрею. Будет все. Вообще, на любые просьбы местные отвечают – сделаем, будет. Хотя все обычно происходит очень долго – восток, куда спешить то? В небе пару раз видели «очень большой птица, человека поймал» (параплан). Жить можно и на Бельдерсае, коттеджи там такие же есть, но в отличие от Чимгана, какая либо «светская жизнь» отсутствует напрочь. Для особых затворников можно порекомендовать домик прямо на вершине Кумбеля, рядом с метеостанцией. Для совсем экстремалов есть вагончики за 1 доллар. Для пафосных – можно жить в новом комплексе «Червак» на берегу одноименного водохранилища, там тоже имеется вертолетная площадка

Бюджет. Неделя с дорогой, трансфером, жильем, объеданием, подъемниками – 500 американских долларов. Плюс вертолет. Летный час – 1300 долларов. На нос вышло от 150 до 200.

Местный народ – душевный. Никакой напряженности. На улице здороваются. Познакомились со многими местными инструкторами и гидами, очень интересные и знающие люди.

После катания часть народа (в том числе и я) пустились в трип по древним городам Узбекистана – Самарканд, Бухара. Это не менее увлекательный опыт, но это уже совсем другая история.

Что касается катания - народ вроде как загорелся повторить на следующий сезон, есть мысли продолжить путешествие в Иран, где, по слухам, совсем нет горнопляжников и бескрайние целинные поля. Где белый пушистый powder и горное солнце… все то, каким и должен быть настоящий рай.

Vid 2004.03
Горнолыжные туры в:
Швецию
Норвегию
Казахстан
Грузию