на главную карта сайта
 

Интервью с Гленом Плейком перед приездом в Москву на "Лыжный салон 2013"

Глен Плейк, мировая легенда фрирайда, — в Москве! 25-27 октября на Лыжном Салоне!

Интервью с Гленом Плейком

Буквально пару дней назад мы взяли интервью у Глена Плейка.

— Привет, Глен! Расскажи, где был в прошедшем сезоне, в каких местах катался, по каким странам путешествовал?

— О, это были сумасшедшие 12 месяцев! Сезон начался год назад с базового лагеря Манаслу (Непал), где мы готовились к восхождению и спуску на лыжах. Однако случилась трагедия — два моих товарища погибли. И мне изрядно досталось в той лавине. Лечился и восстанавливался во Франции, а затем ноябрь-январь в Калифорнии — Маммот. Потом мы вернулись в Европу и наслаждались великолепными снежными условиями в Альпах, затем снова Америка.

— Какие у тебя были проекты, кроме лыжных?

— Да, в этом году мы с Кимберли следовали за юбилейным сотым веломарафоном «Тур де Франс» на велосипедах в течение месяца. Затем я принял решение участвовать в рейсе «The Baja 1000 off-road» в этом ноябре. Это мое хобби с 1998 года. (Глен скромничает — он трижды выигрывал это троффи на байке 1000 и 500 кубиков, — прим. kuba).

Фильм Tara Dakides — знаменитая сноубордистка, напарница Глена на гонках багги.

«Я больше бомж, чем домашний трудоголик».

Интервью с Гленом Плейком

— Бывает ли у тебя отпуск, и как ты отдыхаешь? Ведь путешествие — это не только катание на лыжах в красивых местах, а многочасовые перелеты, пересадки, проблемы с багажом и транспортом, людьми и прочее.

— Относится это к лыжам или нет? В удовольствие путешествия или не очень? (Уточняет вопрос, — прим. kuba.)

У меня есть ощущение, что я постоянно в пути и не бываю дома. Я больше бомж, чем домашний трудоголик и мое время дома или в пути обычно занято или сборами, или распаковкой багажа, или подготовкой к следующему путешествию. Вся моя жизнь — некое броуновское движение. Иногда внезапно хочется просто сгрести все мои штаны и уехать... (Глен употребляет слова BOARD SHORTS, что есть непереводимая игра слов, означающая много понятий, начиная от купальных трусов до горнолыжных штанов, — прим. kuba).

— Как ты обычно начинаешь катальный сезон? Где?

— У меня нет какой-то традиции. Иногда сезон и не кончается никогда). Обычно я катаю до середины июля. Честно говоря, постоянное катание начинается обычно в Калифорнии, потому что там надежный снег и рано начинается сезон. Хорошо, чтобы поднять задницу (to get the leg build up).

«Меня нет в интернете, — я в реале!»

— Как относишься к интернету? Ты не ведешь блога и тебя почти не видно в социальных сетях — с чем это связано? С сильной занятостью или чем-то другим?

— Точно. Ты можешь прогуглить мое имя). Да, вау, тогда давай я тебя спрошу, является ли более важным запостить один твит, который проскочит так же быстро, как ты его выложишь или все же подписать плакат, улыбнуться, поговорить и пожать кому-то руку и иметь настоящий непосредственный контакт с этим человеком.

Интервью с Гленом Плейком

И этот постер будет висеть у них на стене много-много лет, и потом тот самый человек придет и приведет своего сына, чтобы взять новый постер, и я буду рад сказать им обоим: «Привет». Чисто философски именно так я чувствую...

По жизни у меня нет лишнего времени, чтобы его тратить — у меня нет ни агентов, ни менеджера, ни издателя, я «человек-оркестр», который вместе с женой выполняет свою работу. Я и так довольно скупо трачу время на ответы по электронной почте, не позволяя самому себе создавать нереальный мир. Я рос, слушая живую музыку, и сегодня предпочитаю более всего «живое шоу». Я в основном пользуюсь неторопливым мобильным интернетом (жизнь Глена в разъездах, — прим. kuba), а это довольно сложно — быть в интернете, когда у тебя его нет.

Моя карьера и так прекрасно двигалась без интернета, через слухи и рассказы. В тусовке это происходит именно так. Дефицит информации вызывает больше желания ее найти, преодолевая трудности, — из-за этого, я думаю, у меня всегда есть преданные фанаты.

За что я определенно люблю интернет — что не могу быть его частью и не жалею об этом. Я думаю, это большое безумие в жизни некоторых людей, и я не хочу этого в моей жизни. Это довольно тяжело — жить мгновеньем в сети...

— Все больше в мире высоких технологий, которые позволяют следить за жизнью и даже путешествиями двадцать четыре часа в сутки. Если раньше альпинист боролся на восхождении с собой и горой, и в кадре был только конечный результат, то вскоре это может превратиться в он-лайн-реалити-шоу. Как вы относитесь к такой перспективе?

— Я никогда не занимался коммуникациями во время экспедиций — это убивает экспедиционный опыт и ощущения гор и могло бы повлиять на принятие решений во время процесса. Я немного старомоден и предпочитаю читать чужие репортажи об их уникальном опыте вместо того, чтобы самому писать и фактически вносить вклад в уничтожение их опыта. Всегда приятно слышать новости из экспедиции — живы-здоровы, успех и так далее... Это хорошо — получать новости, но ежедневные обновления — это как смотреть войну по телевизору, иногда там ничего обсуждать или это информация, которая нас не касается.

«Есть много очень разных лыж, я все их люблю».

Интервью с Гленом Плейком

— Я думаю, что широкие лыжи привели в фрирайд не меньше парней, чем в свое время хот-догеровское ски-порно. Они реально облегчают катание в целине. На них катают почти все прорайдеры. Значит ли это, что будущее за лыжами, которые не требуют сильной техники и физической силы?

— Лыжи активируют катальщика. Существует огромное количество типов снега, много типов лыж. Я думаю, многие катальщики ориентируются на одну популярную модель. Или им внушают, какие именно самые топовые лыжи. Однако существует намного больше удовольствий, чем катать на «жирных» лыжах по бездонному паудеру. Получить удовольствие в «правильный» день можно на разных типах — и на твинтипах, и на узких могульных лыжах, и пара разнорадиусных лыж для супергиганта — когда гора жесткая, аж прямо-таки страшно. Есть много очень разных лыж, я все их люблю. Некоторые требуют более техничного катания, некоторые другого, и это — нормально. При определенном опыте ты от всех получаешь награду в виде удовольствия от катания.

«Лыжи не умирают».

— Фирмы производители лыж стали менять модели каждый сезон. И вы тоже участвуете в этом. Насколько это целесообразно и полезно потребителю? Или лыжи становятся предметом тщеславия, а не катания?

— Я не согласен с этой практикой. Лыжи — это не фрукты, не овощи, они не гниют. Я всегда стараюсь держать модели несколько сезонов. Менеджеры по продажам и ретейлеры настаивают, что новые модели ДОЛЖНЫ появиться, даже если это просто изменение цвета, — и они сбрасывают цены на лыжи в половину, потому что наступила определенная дата на календаре... Но лыжи не имеют срока годности... смерти.

— В лыжах становится все меньше спорта и больше зрелища, шоу. Х-Games сейчас больше напоминают цирковое представление, чем старты Белого цирка (Кубка Мира). Что будет дальше?

Интервью с Гленом Плейком— Когда я получаю приглашения на различные мероприятия, меня всегда веселит их расписание — вечеринка, еще раз вечеринка, потом концерт, другой концерт, и — в один из дней — соревнования по горным лыжам продолжительностью в один час... Причем это продолжается уже не первый год!

Со своей стороны, мне гораздо ближе «домашние» междусобойчики, чем мега-супер-галактические шоу в стиле Red Bulll. В таких «деревенских» соревнованиях (в России это называется «На приз водокачки» — прим. ред.) могут участвовать все подряд, ты приходишь и не просто смотришь, но и катаешься.

Лыжи можно сравнить с бейсболом — и там, и там есть соревнования уровня Кубка мира, но есть и внутригородские старты. Так, мой тесть — уже довольно взрослый человек — играет со своей командой в бейсбол, и делает это с тех самых пор, сколько я его помню.

Представители лыжной тусовки не всегда живут там, где катаются, но, на мой взгляд, развивать и популяризировать региональные заезды — это то, что нужно. Это работало раньше, сработает и сегодня. Еще несколько лет назад спорт работал на свое развитие и его целью не был показ по мегателеканалу ESPN, деятельность которого направлена только на повышение продаж и рекламу.

— Учитывая огромную индустрию серфинга, виндсерфинга, вейксерфинга, кайтсерфинга, скейта и количество людей, катающихся на досках в разных ипостасях, не кажется ли логичным появление сноуборда и в горах? Откуда у тебя не лояльное отношение к нему?

Интервью с Гленом Плейком

— Пока мы росли, моим лучшим другом был человек, который стал потом Shaun Palmer`ом — да, Шон Палмер — знаменитый сноубордист, горный велосипедист, лыжник. Мы все тусовали вместе и все было. Все мы — пионеры, все зависали вместе на периферии лыжных районов в Калифорнии и все было круто... Пока фирма Burton в целях рекламной маркетинговой компании не начала атаковать лыжников. Это было подхвачено и распространено теми адептами спорта, которые ни разу не адепты, и к спорту имели малое отношение, как и вообще к горам. Так началась большая вражда между лыжниками и сноубордистами. Я лыжник и не переключился на доску, даже когда мой друг стал лучшим в мире. Это было чистым бизнесом и внедрилось Бертоном для их прибыли и выгоды, а за ними подтянулись другие.

И чем дальше борд-спортом увлекались, тем более распространялись сами доски, они стали вездесущи. Однако они на самом деле не имеют больших дружественных отношений друг с другом с технической точки зрения — у сноубординга ничего общего с серфингом, и все они хотят быть скейтерами, но все они бояться ушибиться).

Посмотри на них: вокруг образовалась куча модных примочек, масса досок куплена просто для того, чтобы повисеть на стене в спальне или общаге — и вряд ли хоть раз использовались... Мне нравится, как развивается сноубординг, но я не хочу, чтобы это развитие основывалось на таких расистских принципах.

Серфинг — это вообще городской спорт. Люди думают, что я сумасшедший, когда это говорю, но выслушивают меня... Сидней (Австралия), Лос-Анжелес (Калифорния), эти города оба — основы ареалов серфинга. Конечно, серфинг может быть и в дичайшей глуши, но большая часть его проходит вокруг больших городов и может быть достижима в рамках ежедневных вылазок. А лыжи обычно имеют место быть вдалеке от больших городов (за исключением Европы), что есть одна из причин их тамошней популярности. С тех пор, как серфинг стал городским спортом и города, в которых серфинг для людей — один из основных видов спорта, эти города стали самыми модными, центрами притяжения.

— И немного о личном. Есть ли хобби, не совпадающие с твоей прорайдерской деятельностью?

— Я люблю ездить на велосипеде, люблю водные лыжи и всегда был и остаюсь любителем погонять на мотобайке. Да, механика — моя страсть. Я могу починить почти все, что крутится, я провожу много времени на ранчо с моим дедом, «вынимая и ремонтируя», вместо того, чтобы «вынимать и ставить новые детали».

— Ты религиозен?

— Да. Я верю в то, что моя жизнь не под прямым контролем, но иногда случаются времена, когда я бы этого не хотел — ха-ха-ха-ха-ха — я грешник и верю в Святое писание. В библию.

— Как относишься к чтению, что читаешь?

— Да, я читаю книги. Иногда это технические описания, или что-то типа учебников. Я постоянно читаю Стейнбека (может, потому, что он тоже из Калифорнии и проводил много времени во Франции, как я). На данный момент у меня в чтении три книжки, одна о трех известных сестрах («Три сестры» Чехова, — я так думаю , — переводчик), одна об истории гонки Тур де Франс, одна о гидрации (дегидрации, употреблении воды) в спорте. И самое важное — я читаю каждый день Библию.

— Любимая марка автомобиля? Не считая твоего хаус-кара).

— Я такой типа «человек-жвачка»... Хотя я абсолютно влюблен в Джип Лада (Нива!!! — ред.) и всегда мечтал такую машину иметь, — одна такая восстановленная есть в Шамони, она просто красавица.

— Какие часы носишь?

— Свотч или Шанель. У меня где-то есть подарок — русские часы «Авиатор» (видимо, «Штурманские», — прим. ред.), еще старых времен, из-за железного занавеса, но я думаю, они все еще ходят исправно...

— Часто ли слушаешь музыку? Что предпочитаешь? Любимые группы? Любимый музыкант?

Интервью с Гленом Плейком

— Вау! Моя музыка — это реально дикая смесь из всего... Я вырос на фоне хардкора в Рено (столица штата Монтана) и начал по-настоящему ценить музыкантов, которые создают нечто и мой вкус был совершенно разнообразным. Мне нравится кантри и вестерн. Но только не из того, что звучит по радио! Моя любовь — олдскульные трэш-бэнды, я вырос с ними (The Old Ska Bands). Всегда было прикольно их слушать. Я не люблю попсу и другую коммерческую музыку. Не могу сказать, что мне не нравится рэп, но, честно говоря, это деньговыжиматель (money driven).

Любимый певец? О, на это невозможно ответить...

—Любимый актер?

— Хм-м-м-м, Клинт Иствуд, — хотя он и не много говорит обычно. Джон Лайтгау (John Litgow). Джефф Голдблум (Jeff Goldbloom).

— Любимый фильм?

— «Blazing Saddles», «Taledaga Nights». Хорошая, но тупая комедия «Ski The Outer Limits» (Roger Brown).

— Какую кухню предпочитаешь? Любимое блюдо?

— Я определенно мясоед, но иногда я не выбираю мясо, я всеяден. Думаю, итальянская кухня может считаться моей любимой, при том, что они едят все. И я обожаю американский завтрак.

Блюдо — барбекю по-техасски — восхитительное нечто...

Напиток? Вода и кофе.

Интервью с Гленом Плейком— Не планируешь ли сделать какой-нибудь проект в России? У нас много гор и снега.

— ОЧЕНЬ надеюсь, что это когда-нибудь случится!

— Спасибо, вам Глен и Кимберли!

— Спасибо за такие интересные вопросы. Ждем встречи в Москве.

Кимберли, жена Глена, приедет с ним на Лыжный салон.

Спасибо Лиане Даренской за содействие и помощь.

Организаторы визита Глена Плейка в Москву — компании Julbo, Salewa, Elan при поддержке Московского международного горнолыжного Салона. «Glen Plake Point».

Группы конкурса «Креатив излучай, ужин с Гленом Плейком получай!»: Facebook, ВКонтакте.

Глен Плейк
Глен Плейк
Глен Плейк
Глен Плейк
Глен Плейк
Глен Плейк
Глен Плейк
Глен Плейк
Глен Плейк
Глен Плейк
Глен Плейк
Глен Плейк
Глен Плейк
Глен Плейк
Глен Плейк
Глен Плейк
Глен Плейк
Глен Плейк
Глен Плейк
Глен Плейк
Глен Плейк
Глен Плейк
Глен Плейк
Глен Плейк
Глен Плейк
Глен Плейк
Горнолыжные туры в:
Казахстан